1 Апреля 2014, 18:22

Чем хороши международные автосалоны — это тем, что кроме новых автомобилей здесь можно встретить самых известных и важных, знакомых и незнакомых персон из автобизнеса. Например, д-ра Шпета, под чьим руководством последние годы процветает компания Jaguar Land Rover.

Что-то королевское есть в наших автомобилях
Ральф Шпет:
Генеральный директор Jaguar Land Rover
  • Д-р Ральф Шпет был назначен на должность генерального директора Jaguar Land Rover 18 февраля 2010 г.
  • До этого назначения г-н Шпет работал руководителем международных операций в транснациональной компании Linde Group, занимающейся производством промышленных газов и инженерными разработками.
  • Г-н Шпет начал свою деловую карьеру в BMW, откуда спустя 20 лет перешел в подразделение Premier Automotive Group (PAG) концерна Ford Motor Company.
  • Доктор Ральф Шпет получил докторскую степень по инженерии и является профессором Университета Уорвик (Warwick) в Великобритании.
  • Родился в Германии, женат, имеет двух дочерей.
Александр Кобенко
Александр Кобенко

Первый раз мы с вами общались в Москве в 2010 году, верно?

Ральф Шпет:
Ральф Шпет:

Да, это был мой первый визит в Россию — я приехал на Московский автосалон. Я много путешествую по миру, но никогда себя не чувствовал таким возбужденным и несколько взволнованным, как перед поездкой в Россию. Этот приезд мне запомнился тем, что даже когда я оформлял миграционную карточку на въезд, мне все понятно и приятно объясняла девушка. И атмосфера мне показалась такой доброй и приятной, дружеской. Более того, водитель, который меня вез, оставил мне подарок — небольшую деревянную чайную ложечку. Никогда в своей жизни я такого не получал от водителя, который меня куда-либо вез. С тех пор она у меня на видном месте в рабочем кабинете.

Александр Кобенко
Александр Кобенко

При этом Россия остается рынком номер три? Или четыре?

Ральф Шпет:
Ральф Шпет:

Для меня место, которое занимает та или иная страна в нашем рейтинге, не так важно. Важнее то, что у нас сейчас преобладает стратегия роста. Land Rover, на мой взгляд, вообще является идеальным автомобилем.

Он безопасный, надежный, прочный и обладает серьезными внедорожными характеристиками. И водить его тоже приятно. Ему просто суждено ездить по российским дорогам.

Александр Кобенко
Александр Кобенко

Как вашей компании удается расти на стагнирующем рынке?

Ральф Шпет:
Ральф Шпет:

В первую очередь, у нас действительно великолепный продукт, который позволяет нам увеличивать объемы продаж по всему миру, в том числе и в Европе. Кроме того, часть автомобилей у нас изготавливаются под заказ, и приходится ждать их некоторое время. Поэтому сейчас мы, честно говоря, даже подумываем не о том, чтобы увеличивать объем продаж, а о том, чтобы поддержать существующий спрос.

Александр Кобенко
Александр Кобенко

Нет ли идеи наладить в России производство?

Ральф Шпет:
Ральф Шпет:

Конечно, мы заинтересованы в увеличении нашей доли рынка в России, и в этой связи часто возникает вопрос — а будем ли мы организовывать производство непосредственно в вашей стране, будь то крупноузловая или мелкоузловая сборка? Могу сказать, что, к сожалению, наша компания не столь велика, чтобы организовать здесь выпуск в рамках существующего российского законодательства, которое, на мой взгляд, не дает нам возможности осуществлять инвестиции именно в собственное производство на основе разработанных нами современных технологий. Например, сегодняшние полностью алюминиевые корпуса наших автомобилей позволяют снизить вес машины и улучшить ее прочность. В результате, и водить такую машину гораздо удобнее и приятнее. Что касается нас, то сейчас мы как раз приступаем к выпуску машин в Китае.

Александр Кобенко
Александр Кобенко

В ситуации, когда рынок падает, обычно проседает средняя часть и покупается самое дешевое и самое дорогое. Глядя на цены Jaguar и Land Rover в России, складывается впечатление, что ваша стратегия — сделать эти бренды не просто «премиум», а «премиум плюс». Это так, или нам только кажется?

Ральф Шпет:
Ральф Шпет:

Полностью согласен. И стабильность у нас есть, и представляем мы бренды класса «премиум». Jaguar — это спортивный характер, инновационность. А Land Rover — это, что называется, накопленный опыт. Представляете, уже в течение 60-70 последних лет мы производим качественные автомобили и благодаря этому постоянству обеспечиваем наш прогресс. У нас действительно есть современные, а главное — особые технологии, и мы действительно отличаемся от других. Вот что нас выделяет.

Александр Кобенко
Александр Кобенко

Можно уточнить, в чем состоят ограничения, которые не позволяют начать производство?

Ральф Шпет:
Ральф Шпет:

Российские законы требуют от нас инвестиций для создания производства мощностью 300 000 автомобилей в год. Получается, что рынок формируется именно для массового сегмента, а мы вообще производим где-то чуть больше 400 000 автомобилей в год для всего мира, так что, к сожалению, это не про нас. Что очень жалко. Однако я продолжаю оставаться оптимистом. Я видел, как обстоятельства такого рода менялись в других странах. Например, в Бразилии. У них раньше было ограничение, по-моему, в 350 000 автомобилей в год для создания производства иностранных компаний. Сейчас они снизили эту планку, потому что к ним на рынок приходили только бренды массового сегмента и компакт-класса. В итоге бразильцы задумались о том, как бы все-таки изменить ситуацию с тем, чтобы у них появлялись современные исследовательские центры в автомобилестроении, применялись современные технологии. Собственно, чтобы отрасль развивалась дальше. И они открыли двери, в том числе и для нас.

Александр Кобенко
Александр Кобенко

Land Rover и Jaguar — прекрасные автомобили, но конкуренты, главным образом немецкие, не дремлют и тоже умеют делать неплохие машины. В этой конкуренции есть ли место национальной традиции? Или это уже наднациональная битва?

Ральф Шпет:
Ральф Шпет:

Что касается этой ситуации, то, конечно, национальные составляющие есть. Наши автомобили отличаются своей привлекательностью, своим дизайном. В них есть что-то королевское. Посмотрите на новый Jaguar F-type, на новый Range Rover Sport. Великобритания вообще отличается инженерами-творцами. Дело в том, что в стране нет, по большому счету больших возможностей для проведения досуга. Поэтому многие сидят в своих гаражах и что-то придумывают. И в свое время страна стала инициатором промышленной революции.

Александр Кобенко
Александр Кобенко

Скоро ли вы сконструируете двигатель нового типа?

Ральф Шпет:
Ральф Шпет:

Пока что на новом заводе мы будем производить только четырехцилиндровые двухлитровые двигатели с тремя уровнями мощности — как дизельные, так и бензиновые. Более того, это будут двигатели с цилиндрами, расположенными в ряд. Соответственно, они подходят как для переднего, так и для заднего и полного привода. Все эти двигатели будут отличаться большей топливной эффективностью, меньшим коэффициентом трения и, соответственно, будут более износоустойчивыми. Вопрос о гибридных двигателях или электрификации автомобиля… Хочу честно высказать свое мнение, которое противоречит позиции большинства моих коллег. На сегодняшний момент электрические двигатели в автомобилях не имеет смысла использовать, потому что технологии по батареям, к сожалению, отстают. И их накопительная мощность не может обеспечить необходимый запас хода.

А представьте еще и Россию с длинной зимой, насколько далеко вы сможете уехать на электрическом автомобиле? И в этой ситуации получается, что вам нужны две машины — одна для города, а вторая для всего остального. На мой взгляд, на сегодняшний момент это не лучшее решение. Поэтому пока не будет новых технологий аккумуляторных батарей, дело вперед не продвинется.